Четверг, 22.02.2018, 05:26
Юмор во всех его проявлениях
Главная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Главная » 2008 » Ноябрь » 22 » Дневник некоего орка (часть 2)
Дневник некоего орка (часть 2)
11:53
99 число

Жуков наш все еще на скале. Сегодня ему изменила выдержка и он начал орать, что посылает Глаурунга на юг. Глау послал его еще дальше, а потом предложил ему спуститься и отдать приказ по всей форме. Готмог ответил, что он не нанимался делать разъяснения для всяких тупых ящериц, и что, если Глау не подчинится, то он, Готмог, разозлится окончательно и покажет ему, где зимуют гномы. Дракон ответил, что всегда мечтал разузнать об этом побольше, и что он согласен еще подождать. Ждет.

100 число

Видя, что Готмог дошел до ручки, я решил ему помочь. Послал к дракону Ривцака с сообщением, что в окрестностях лагеря околачивается Турин Турамбар. Саурон как-то проговорился Глаурунгу, что Турин его когда-нибудь кокнет, так что Глау, с тоской поглядев на все еще недоступного Готмога, заторопился в Ангбанд. Ривцака он практически не тронул. Во всяком случае, не доел.

56 числа 7 месяца

Саурон опять начал двигать вперед прогресс. На этот раз он занялся водоплаванием. Большой Босс не оставляет надежд высадиться в Валиноре, а для этого надо как-то перескочить через море. Идея такова - отряд орков входит в воду. Первый топает по дну, когда он скрывается с головой - ему на плечи взбирается второй. Он быстро вдыхает как можно больше воздуха, потом наклоняется и вдыхает его в рот первому. Когда второй тоже скрывается в воде с головой - на них влезает третий. Теперь уже он вдыхает воздух, и выдыхает его во второго. Второй часть его использует для своих нужд, а часть передает первому. И так далее, до самого Валинора.

Что-то мне эта идея не нравится. Но испытателям полагается доппаек и освобождение от дежурств в драконарии. Так что я вызвался.

58 числа 7 месяца

В шестую лабораторию приволокли чан с водой - будем тренироваться в воздухопередаче. Саурон уже разработал методику - один ложится на дно, а второй питает его воздухом.

Оказывается, орка не так-то легко утопить. Мы полчаса пытались уложить на дно Фихцакха, но он все норовил всплыть, никак не желая лежать внизу и ждать, пока мы решим - кто будет вторым. Наконец мы его просто привязали к дну, вставив в рот трубочку, чтобы не задохся раньше времени.

Рикшата выбрали номером вторым. Он сделал глубокий вдох, выпучил глаза и нырнул на дно. Там он попытался вдохнуть в Фихцакха порцию воздуха. Судя по пузырям, не получилось, и он вынырнул за новой.

Через некоторое время мы выяснили, что мешает сунутая в рот первого номера трубка. Начали ее вытаскивать, да не тут-то было - Фихцакх вцепился в нее зубами, как Кархорот в мозговую кость, и никак не хотел выпускать. Наконец мы выдрали ее у него изо рта, и Рикшат нырнул снова. Сверху очень забавно было наблюдать, как номер второй пытается вдохнуть воздух в первого, а тот яростно извивается под ним. Кто-то назвал сие действо первым поцелуем, что вызвало дружный гогот всех экспериментаторов. Тут, однако, номер первый порвал ремни, двинул второму в ухо и пробкой выскочил на поверхность.

Саурон нехотя признал, что его метода несколько не того. Нас этот злопамятный майя тут же отправил чистить драконник. (Кроме меня - мне он еще минут сорок диктовал донесение Боссу об успешном завершении первой серии испытаний и обоснование того, что данный способ является идеальным для форсирования морей любой глубины и бурности. Вторую серию он предложил провести непосредственно в самом Валиноре, на следующий день после его захвата).
79 числа 7 месяца

Позавчера в Ангбанде был большой скандал.

Началось все с памятной сауроновской попытки реализовать орков с боевой трансформацией. (Суть этого, насколько я ее понял, такова: перед боем такой орк что- нибудь пьет, или ест, или нюхает - в результате его сила, ярость и линейные размеры увеличиваются в несколько раз. После боя он ретрансформируется). Из этой затеи ничего не вышло, но в качестве побочного продукта получились дрожжи. Чучхек первый обнаружил, что с их помощью из обычного драконьего детского питания можно делать бормотуху, применение которой внутрь сопровождается некоторыми симптомами боевой трансформации: размеры рискнувшего ее попробовать первым Джирдука не изменились, но утихомиривали мы его впятером. При этом обнаружили и некоторые, не предсказанные заранее эффекты - скажем, у принявшего обострялась память и он начал вспоминать все обиды, которые ему кто-либо нанес за последние полторы эпохи. Значительно улучшалось зрение - подопытные в один голос твердили, что помимо бренного тела окружавших их ребят они также явственно различали их фэа, причем, порой, не одно. Все это показывало, что опыты по боевой трансформации были отложены рановато. Чучхек решил их продолжать - в тайне от руководства, чтобы в нужный момент преподнести ему сюрприз. Я пытался его отговорить - просто не люблю сюрпризы. Если долго готовишь его кому-нибудь, как правило, получается наоборот - сюрприз преподносят тебе. Но он не послушался.

Исследования велись по двум направлениям. Во-первых, улучшалось качество трансформирующего вещества. Уж не помню, кто первым обнаружил, что, если поместить сусло в перегонный куб, то появившаяся на выходе жидкость реализует трансформацию лучше и эффективнее, нежели просто приготовленная на дрожжах. (Перегонный куб придумал, кажется, Саурон. Точно не помню, тогда я не был еще приписан к научной части - и слава богу, так как этот Вейсман-Морган с его помощью пытался экстрагировать из орков субстанцию ярости).

Во-вторых, Чучхек пытался сгладить эффекты ретрансформации. Это было серьезной проблемой - некоторое время спустя боевой орк превращался в недееспособное бревно. Сопровождалось это головной болью, тряской рук и ног, тошнотой, а некоторым начинали мерещиться прыгающие по ним маленькие эльфы в рогатых шлемах.

Решилась вторая проблема сама собой - во время очередной трансформации Пришцук свалился в здоровенную бочку, целую кучу которых Глаурунг незнамо зачем упер у гномов во время предыдущего похода на Дориат. (Змей тогда немного заблудился и две недели где-то плутал). В бочках оказались соленые огурцы. (Мы еще не знали их названия, но по достоинству оценили боевые качества. С их помощью можно было эффективно управлять процессом боевой трансформации, а также смягчать ее последствия). Насчет сюрпризов я оказался прав. На это раз нам подкузьмил мой старый знакомец Кархорот. Эта шавка забралась в наш склад, где хранились запасы трансформатора, и вылакала их все. Подчистую. Столь эффектной боевой трансформации я еще не видел - и надеюсь, никогда более не увижу.

Сразу после принятия на грудь Кархорот стал похож на эльфа в изображении Уртханга. (Последнего недавно сделали ответственным за боевой листок, так он и строчит их, каждую неделю новый. Нарисованные им эльфы довольно милы - у них квадратные глаза, кривые волосатые ноги, выступающие вперед несимметричные клыки и торчащая во все стороны прическа. Многие с хвостом и почему-то бородатые, вооружены каким-то дрекольем). Нашу собачку тоже здорово перекосило - и так не был он красавцем, а теперь совсем озверел.

Сначала этот бультерьер-переросток нафиг разнес научную часть. Потом выскочил в главный коридор и размазал по стене подвернувшегося Готмога. Не в добрый час напоровшийся на него Глаурунг не успел даже пискнуть, как оказался свернут в бублик, с засунутым в глотку собственным хвостом, который он и кусал все полтора часа, пока висел на крюке в камбузе.

После этого расшалившаяся собачка поскакала в Тронный зал и там попыталась тяпнуть Большого Босса. Тот от такой наглости ошизел и дал Кархороту такого пинка, что тот с воем пролетел через зал и шмякнулся об стенку. Это его, впрочем, не убедило - отряхнувшись и тявкнув, он снова пошел в атаку.

Я как раз в это время нес караул поблизости и, прибежав на грохот, обнаружил Большого Босса, забравшегося с ногами на трон и мрачно взирающего на резвящегося Кархорота. Тот бегал вокруг, то и дело спотыкаясь об собственные ноги, и, временами, пытался стащить хозяина вниз за мантию, и так уже разодранную в нескольких местах. Босс раздраженно одергивал ее, поминутно замахиваясь на пса короной - больше ничего под рукой у него не было. Я, недолго думая, запрыгнул на уже знакомый мне подсвечник - исключительно для оказания Боссу моральной поддержки. Он, впрочем, меня не заметил.

В недобрый час в зал ввалился Саурон - видимо, опять что-то придумал, так как рожа у него сияла и он размахивал каким-то пергаментом. Кархорот отстал от Босса, в два прыжка подскочил к нашему Ньютону и цапнул его за ногу.

Саурон взвыл и, не разобравшись в обстановке, лягнул доброго песика и огрел его своим посохом. На черепе Кархорота вскочила здоровенная шишка. Это ему не понравилось, он яростно загавкал и через несколько секунд Сау, в разодранном плаще и без сапог, сидел на другом настенном подсвечнике тронного зала, а волчара прыгал внизу и настоятельно предлагал ему спуститься и поиграть с ним.

Пользуясь случаем, Босс попытался пробраться в угол, где в инструментальном ящике лежал его Гронд - но Кархорот это заметил и с громким воем загнал начальника обратно на насест. Я же почему-то подумал, что в самой идее боевой трансформации есть что-то порочное - почему-то все испытуемые страстно пытались начистить морду кому-нибудь своему. Натравить трансформера на врага, который ему, вообще говоря, ничего не сделал, когда вот рядом стоит пара до отвращения надоевших морд... Видимо, рассуждал дальше я, это сильнодействующее средство годится более для диверсантов-одиночек. Или - чем черт не шутит - надо найти способ подлить это зелье, скажем, в дориатские колодцы - тогда засевшие там эльфы, возможно, начнут резать друг друга...

От таких приятных мыслей меня отвлекло появление Чучхека. Он стоял у полуоткрытой двери и яростно жестикулировал. Пока песик его не заметил, я крикнул ему, чтобы тащил остальное зелье - у меня, кажется, начал созревать план освобождения командования.

Чучхек, слава богу, оказался сообразителен - через несколько минут с галереи на пол тронного зала шлепнулась бочка с остатками бормотухи. Кархорот яростно завизжал и в секунду вылакал упавшее с неба пойло. То же самое он сделал с содержимым нескольких ведер, осторожно опущенных оттуда же (видели бы вы, как рыдал при этом Джирдук). Дальнейшая трансформация боевого пса не заставила себя долго ждать. Его глаза стали похожи на иллюминаторы, наполненной томатным соком, подводной лодки, язык свесился до хвоста, а по стоящей дыбом шерсти пошли какие-то странные залысины. Он издал вопль! Что это был за вопль: он начался с низкого рыка, от которого затряслись стены, а Саурон сверзился на пол, прошел все двенадцать октав и закончился пронзительным визгом, от которого подломились ножки у Черного Трона, и Большой Босс тоже шмякнулся на землю.

Кархорот, увидев, что обе цели легко достижимы, кинулся сразу к обеим. Некоторое время я был уверен, что ему это удастся - с таким старанием он это делал. Глаза его разъехались окончательно, лапы бежали каждая сама по себе, даже шерсть легла прямым пробором наискосок через спину - ибо расположился он как-то боком. Наконец он обессилел - несколько раз тявкнул, попытался засвистеть, потом заинтересовался тем, что происходит у него под хвостом, полез выяснить это на месте, но на полдороги уснул. В тронном зале воцарилась тишина. Большой Босс встал, нахлобучил на голову корону с двумя оставшимися сильмариллами и сумрачно взглянул на сладко спящего пса. Кажется, он собирался что-то промолвить - народ на галерее замер, я слился со стеной, даже Кархорот, сквозь сон почувствовав важность момента, убрал с морды блаженную улыбку - но тут, как говорят поэты, некий звук пронесся в тиши.

Большой Босс медленно повернулся к забытому всеми Саурону. Тот пошевелился, и звук был повторен.

- Ик... К сожалению, Саурон упал в лужу, которую Кархорот вылакать не успел. Башка у него оказалась послабже кархоротовой, и его трансформацию боевой назвать было трудно.

- Ик! - третий раз вызывающе сказал он. Глаза его смотрели на кончик собственного носа. Почувствовав взгляд Большого Босса, он попытался приподняться, но не смог. Его рот разъехался в широчайшую улыбку, зрачки, подумав, тоже разбежались в стороны. Ему было страшно весело.

- Щас спою! - заявил он, и не успели мы глазом моргнуть, как он завел дребезжащим баритоном: «Ик.. а Элберет Гилтониеэль, Сереврен ре... ик.. дурбатулук». Раздался грохот. Это одновременно рухнула галерея со зрителями, а Большой Босс запустил в Саурона короной. Сильмарилл, отвечающий за благополучие земной тверди, треснул майара по глазу: с тех пор промеж себя мы его называли не иначе, как красным оком.

22 числа 7 месяца

Саурон занялся парапсихологией. Уже есть первый результат - он обнаружил у Глаурунга явные гипнотические способности и собирается их использовать на полную катушку. Как именно - Саурон пока не придумал, а пока заставляет ящера круглые сутки тренироваться, для чего подсунул ему им самим же написанную методичку. К сожалению, Глау читает еще хуже, чем Саурон пишет. Так что вся процедура гипноза в их совместной интерпретации состояла в том, что гипнотизируемого надо огреть по башке лапой или хвостом. И лапки, и хвостик у нашего дракончика весьма немаленькие, так что результат соответствующий - он за неделю угробил три дюжины парней, расквасил нос Готмогу и вытряхнул Саурона из его новой телесной оболочки. Кроме того, передавил с полсотни волков - он их после недавних событий явно недолюбливает. Причем гипнотизировать свои жертвы он предпочитает из-за угла. Босс, заметив, что его воинство быстро редеет, несколько разозлился и решил отправить Глаурунга практиковаться куда-нибудь подальше. Он приказал ему найти и уничтожить Гондолин (тот, что мы разрушили два месяца назад, оказался ненастоящим). Примерно четыре недели мы кайфовали без ящера, но по их истечении он обнаружился скандалящим у ворот Ангбанда. Видок у него был еще тот - худой, кожа да кости, хвост волочится, зубы через один выбиты, и глаза такие печальные... О своих странствиях он рассказывал очень неохотно - только после прямого приказа Большого Босса сделал-таки что-то вроде докладной записки. Прочитав ее, Саурон преизрядно озадачился - дракон нес такую ахинею, что показывать ее на глаза Боссу было чревато. Он позвал меня, и мы три дня корпели над описанием его анабасисов, пытаясь выудить из них что-нибудь путное.

Итак, Глаурунг выполз из главных ворот Ангбанда и отправился на юг. Топал на юг он долго - перевалил через две горные гряды и форсировал кучу рек. По дороге видел эльфов, но подойти к ним на расстояние, потребное для гипнотического воздействия, не смог. По дороге гипнотизировал и ел всякую мелкую живность. Потом он свернул на юг (надо сказать, что дракон знает только одну сторону света, так что в этом случае, скорее всего, имеется в виду запад) и через неделю вышел к морю. По дороге ему попалась какая-то деревня, в которой он загипнотизировал нескольких людей.

Допросить их, к сожалению, не удалось, пришлось съесть.

Около моря Глаурунг разбил лагерь. (Тут мы с Сауроном поспорили. Он полагал, что червяк наткнулся на противника, и была большая драка, в которой ему удалось победить, так как иначе его шкура уже украшала бы врата неуловимого Гондолина. Я же считал, что дракон просто завалился спать на прибрежном песочке).

Далее Глаурунг спустился к югу (тут мы решили ему поверить) и ночью напоролся на противника, с которым вступил в бой и, кажется, победил. (Тут-то никаких сомнений быть не может... ибо в бой он вступил со второй ротой, которая еще месяц назад была отправлена в те края на разведку. Одно непонятно - куда делся приписанный к этой роте барлог Асо? Неужто этот динозавр научился их переваривать?).

Далее Глаурунг поймал какого-то пленного, тот сообщил, что Гондолин находится в пяти днях ходьбы к югу, между двух приметных рогатых скал, на берегу горного озера. Подзакусив, дракон потопал в нужном направлении (тут мы с Сауроном так и не смогли сориентироваться) и через пять дней оказался в пустыне. Ни озер, ни скал он там не нашел, проголодался и пошел на юг (видимо, на север).

По дороге он, видимо, наткнулся на эльфов (хотя он и уверял нас, что просто поцарапался в лесу), и они подпортили ему шкуру и подшибли глаз. Это лишило ящера гипнотических способностей - судя по его мозолям, он сматывался от них почти все остальное время своего похода.

Глаурунг яростно нас уверял, что ходил по прямой. Однако, это сомнительно - кто-то порезал ему правую лапу, и в Ангбанд, скажем, он пришел по синусоиде. Кстати, долгое время был уверен, что пришел-таки в Гондолин - сломал ворота и своротил челюсти Готмогу.

14 число 8 месяца

Нынче у нас праздник - Большой Босс объявил, что с этого дня начинается новый год. Не совсем понятно, почему - он прекрасно мог начаться и месяц назад, но Боссу виднее - он присутствовал при учреждении летоисчисления.

Обстановка в Ангбанде несколько удручающая - эльфы стоят у ворот. Так что, я так полагаю, что затея с Новым Годом придумана Сауроном для поднятия боевого духа нашего непобедимого воинства. Он и впрямь в последнее время упал. Более того - недавно произошел вообще вопиющий случай: ученый орк Вавилх изобрел генетику и принципиально доказал возможность обратного орк-эльфьего преобразования, т.е. возможность генетического дезертирства. Я заглядывал в его формулу и мне крепко не понравилась одна рогулька в ее середине - очень уж она напоминала развилку (а я помню, что подчас сыпали в чаны для улучшения нашей породы). Однако бедняга Вавилх не прислушался, поставил опыт на себе и, как я и опасался, превратился в шимпанзе. Саурон стукнул Боссу, тот ужасно разозлился и запретил все исследования по прикладной евгенике.

4 числа 9 месяца

Саурон так и не оставил попыток улучшить орочью породу. Прибыв с инспекцией в наш лагерь в верховьях Пиллота, он как раз оказался свидетелем очередных разборок Глау и Готмога. Чего-то они опять не поделили, Готмог подпалил червяку хвостик, после чего 15 миль удирал от разъяренного дракона в направлении Жиреха. Исследование этой дистанции натолкнуло Саурона на мысль о тактике выжженой земли.

Для осуществления этого проекта требовалось сделать орков огнедышащими. Первым делом, конечно, Сау вспомнил о Глаурунге и захотел разобраться в его конструкции. Я эту идею всячески поддержал, намекая ему на пользу вскрытия и детального анатомического обследования. Сау воодушевился и побежал за разрешением к Большому Боссу. Босс разрешил при условии, что дракон не будет возражать. Глаурунг возражал. Можно было бы, конечно, спросить у самого Босса, как у автора этого пиротехнического изделия. Но это считается неприличным. По-моему, Босс и сам не помнит, как он его смастерил.

Саурон решил идти своим путем и начал набирать добровольцев. От тех не было отбоя, так как первоначально Сау планировал в качестве огнепоражающей жидкости использовать спирт, для чего необходимо было встроить в орка небольшой самогонный аппарат. Но волонтеры сильно обломались, так как в последний момент экспериментатор решил заменить спирт на керосин.

Душераздирающие опыты по оркскому автокрекингу продолжались с неделю, после чего Большой Босс обнаружил, что в Тонгородриме за две недели до отопительного сезона полностью иссякли ГСМ. Он разозлился и призвал к ответу коменданта. Саурон все свалил на дракона, и Босс, осерчав, выгнал Глаурунга искать Нарготронд. Для ящера нет наказания горше - он уже лет десять его ищет. И еще столько же искать будет, так как представления не имеет, где тот может находиться. Более того, я подозреваю, что Глау не знает даже, что это такое - я был свидетелем, как он украдкой выспрашивал у барлогов, какого размера этот самый Наргоротонд и как он может выглядеть. На свою беду он наткнулся на весельчака Везувия, и, получив его подробные инструкции, отбыл куда-то к югу. Через пять недель он приволок к трону Большого Босса двух дохлых слонов, заявив при этом, что если кому-то нужно, то он знает место, где этих самых Нарготрондов - пруд пруди.

Дальше было то, что эльфы называют битвой внезапного пламени. Уточню лишь, что для нас оно было не менее внезапным.

Дракон потом еще долго искал этот скрытый город. Обычно он просто болтался по всему Средиземью, выспрашивая у редких встречных, где Нарготронд. Обычно оказывалось, что он находится на другом конце света, и Глау, закусив, отправлялся странствовать дальше, удивляясь прыткости предполагаемого противника.

45 число 10 месяца

Наученный горьким опытом Большой Босс держит Саурона подальше от действующей армии, благодаря чему наши успехи в последнее время стали значительно весомее. Ввиду того, что наукой ему заниматься тоже пока запретили, открытой для кипучей натуры Саурона осталась лишь сфера культуры.

Он задумался о том, что после победы будут необходимы специалисты самых разных профилей, в том числе - писатели и поэты, которые будут воспевать великие деяния Босса и его верных помощников, а также вдохновлять сохранившееся население на дальнейшие свершения. Для подготовки высококвалифицированных воспевателей и вдохновлятелей он вытащил с фронта десяток парней и организовал свой собственный литсеминар со мной в роли секретаря. Прочтя благодарным слушателям несколько лекций об основах сложения слов в предложения, предложений в абзацы с дальнейшим преобразованием их совокупности в повести и романы, о ямбах и хореях, стилях и сюжетных линиях, Саурон посчитал курсантов готовыми к дальнейшей самостоятельной работе и наказал через неделю принести готовые работы. Иначе - отправка обратно на фронт.

Обратно в Белерианд никто не хотел, так что через неделю перед Сауроном лежали пухлые рукописи. Анализ показал, что наибольшей популярностью у начинающих писателей пользуется жанр военных записок и дневников. Это было бы ничего, но наш Толстой в своих лекциях чрезмерное внимание уделил реализму - в результате все эти "Походные записки" и "На подступах к Гондолину" являли собой картину вопиющей безалаберности главного командования, жуткой неразберихи со снабжением и управлением, а также угрюмые отчеты о том когда, кого, сколько и по чьей вине угробили.

Исключение составил Ирхак, решивший прославиться на ниве фантастики. Он накатал "Эльфодава" - повесть о том, как несколько отчаянно талантливых орков под мудрым руководством некоего майара по имени Носаур, создали давящий эльфов аппарат. Сие приспособление за полгода очистило от эльфов все Средиземье, но, ввиду отсутствия кнопки выключения, начало представлять опасность для его создателей. И тогда один из изобретателей по имени Хакир переоделся эльфом. Эльфодав клюнул на эту приманку и бросился за ним в погоню. Здесь в повесть был введен философский мотив вечного странствия и переменчивости жизни. Впрочем, конец повести давал поводы для оптимизма - друзья Хакира изобретали способ уничтожить Эльфодава и изгнать его в залы Мандоса, где ему хватит работы до Восьмой эпохи.

34 числа 13 месяца

Большой Босс нынче грустный, и все обитатели Ангбанда ходят как пришибленные. Или просто пришибленные, как Готмог, который попался ему под горячую руку и теперь его огненная шевелюра вопреки всем законам физики направлена влево и вниз, да и сам он стал какой-то скособоченный.

Неизвестно, конечно, что хуже - на прошлой неделе Босс наоборот весь сиял и даже что-то пытался петь. Нет, всем он хорош - но, честно говоря, слуха у него нет. Когда он поет, Тангородрим трясется, наш брат валится с ног, а Глаурунг затыкает уши караульными. Даже Драуглуин воет музыкальнее, особенно, когда голодный. Саурон собрал всех наших и сообщил, что Босса необходимо, кровь из носу, развлечь. Для этого он написал либретто и нам осталось по быстрому разучить свои роли и представить перед ним пьесу о его, Босса, собственных подвигах в Валиноре. Пьеса о том, как были уничтожены деревья. Деревья представлены аллегорически, как образы смерти и разрушения. Большой Босс получил достоверную информацию о том, что они опасны для всего живого в Арде. Но пустоголовые и недалекие валар смеются над его горькими пророчествами и изгоняют из Валинора. Конец первого акта. Второй акт повествует о том, как Босс вместе с Унголиант карабкается по горам, пытаясь попасть обратно в Валинор и в очередной раз спасти мир. При этом Унголиант постоянно оступается и повисает над бездонной пропастью, умоляя ее спасти, а Босс, рискуя собственной телесной оболочкой и отчаянно сквернословя, извлекает ее оттуда. Наконец, они добираются до валинорского лесопарка.

Третий акт является апофеозом пьесы. Валар с прихвостнями предаются развратным оргиям, но в самый их разгар в облаках дыма и языках пламени появляется Босс и поражает копьем деревья, а Унголиант выпивает их сок. Сверху доносится громкий гул, также в дыму и пламени появляется рука самого Илюватора и дает Боссу сильмариллы. Босс с достоинством удаляется, а валар остаются посрамленными, сирыми, нищими, униженными и оскорбленными. Финал, фейерверк, занавес.

Роли распределяли по жребию. Унголиант выпало представлять Викхуку, по кличке Пузо. На валар пустили третий взвод, едва таскавший ноги после опытов Саурона по ускорению их метаболизма (метаболизм ускоряли в центрифугах). Килхак был левым деревом, Ундшук - правым (остряк Пархиз назвал их "Два дуба", за что схлопотал от Сау по башке, хоть это и соответствовало действительности). Мне выпало быть рукой Илуватора, Боссом стал Рищак, остальные были задействованы в эпизодах и как рабочие сцены. За пиротехнику вызвался отвечать Уртханг. Итак, через несколько часов первый спектакль Ангбандского театра драмы стартовал.

Играть перед Большим Боссом - не шутка, поэтому первый акт начался в полном молчании. Все то ли позабыли слова, то ли проглотили языки - изъяснялись в основном гримасами и пантомимой. Два дуба всячески демонстрировали свою вредность для окружающих - пинались, плевались, показывали язык и скалили зубы. Валар изо всех сил этого не замечали и в основном квасили здравур (в роли здравура выступала самогонка, которую мы с Ирганом гнали в сауроновской ветеринарной мастерской, где клепали птеродактилей). Рищак ходил по периферии сцены и размахивал руками, пытаясь привлечь внимание окружающих к совершенно распустившимся деревьям. Большой Босс ехидно заметил, что если Саурон взялся ставить балет, то надо бы всех обуть в пуанты - так, мол, будет изящнее. Багровый от ярости Саурон показывал нам кулаки, шипел и метал глазами молнии.

Первым прорвало Варду - ее играл какой-то совсем уж дохлый орк. Получив очередную затрещину от Тельпериона, он сначала ойкнул, а потом вдруг заорал и пошел в ответную атаку. Древу пришлось спасаться бегством, тем более, что к разъяренной Варде присоединился охромевший Ороме и еще парочка разозлившихся валар. Сцена наполнилась топотом, звоном и криком, все враз вспомнили свои роли. Тулкас захохотал, Ниенна заплакала благим матом, Ауле начал громыхать какими-то железками. Тут еще Уртханг зачем-то напустил черного дыму, в котором актеры совершенно потерялись. Когда дым рассеялся, перед зрителями предстала следующая картина. По всему Валинору валялись перевернутые столы и стулья, разбитые кружки и тарелки, какой-то непонятный мусор, а также останки нескольких корзин, в которые были обряжены деревья. Там же валялся совсем уздравурившийся Манве. Сами деревья жались в углу, стараясь занимать поменьше места. А вспомнившие, наконец, авторский текст валары гоняли по сцене Босса. Тот пытался отмахиваться от них стулом, но они таки разоружили его и подмяли под себя.

Когда через пару минут Рищаку удалось от них выдраться, он был весь лиловый от синяков, лишился зубов, кусочка уха и большей части одежды. Видя его состояние, я понял всю глубину ненависти Большого Босса к обитателям Валинора.

Первый акт закончился финальным пророчеством Босса-Рищака. "Ишштенно говоржу вам - вше жло в мирже от вафших жеревьжев." - прошамкал он беззубым ртом, и, припадая на обе ноги и громко охая, удалился за кулисы. По сигналу Саурона пятый взвод задернул занавес и начал выгонять со сцены упившихся валар.

В зале Большой Босс ностальгически вздыхал и говорил, что частности, конечно, подкачали, но сам дух, атмосфера Валинора того времени переданы удивительно хорошо. Расцветший Саурон дал сигнал к началу второго акта.

Горы, окружающие Валинор, изображали поставленные друг на друга табуретки. Босс- Рищак у их подножия уламывал Пузо-Унголиант. Пузо долго отнекивался, но, наконец, согласился. Он подсадил напарника на ближайшую вершину и феноменальный поход начался.

Феноменальным он был потому, что Рищак явно еще не отошел от потасовки с пьяными валар и каждый шаг давался ему с трудом. В итоге, он уронил Унголиант в первую же попавшуюся пропасть, да еще и обрушил на нее парочку утесов. Ругань Унголиант явно вызвала у сидевшего в зале Большого Босса приятные воспоминания - он ткнул Саурона под ребра и расплылся в улыбке.

На сцене же Рищак-Босс извлек, наконец, Унголиант из завала, прошипел ей-ему "Поошторожнее" и полез дальше. Штурмуя следующий пик, он свалился уже сам, а на него шмякнулся не удержавшийся на расползшихся табуретках Пузо. На этот раз и выбирались и ругались они дольше.

По сценарию Босс должен был, поднявшись на высшую точку горного массива, вглядеться вдаль, простереть руку и торжественно заявить: "Валинор! Я спасу тебя, хоть ты и недостоин моей помощи!" Рищак очень старался. Ему помогло то, что после предыдущего табуреткотрясения вершина стала вдвое ниже. После долгого пыхтения, сопения и кряхтения, отдавив Пузу уши и нос, Босс взгромоздился на нее и попытался выпрямиться и простереть руки. Это удалось ему лишь частично - его правая нога тряслась, его ломало и крючило от пережитого. Но он честно начал:"Валинор! Я шпашу те..." - остаток речи потонул в громком треске и крике не удержавшей пирамиду Унголиант. Правда, Боссу впервые за этот вечер повезло - он свалился на шею Пузу и, таким образом, вступил в Валинор на коне.

В зале обидевшийся Большой Босс толковал Саурону, что хотя Унголиант и была первостатейной сволочью, но он с ней всегда обходился по-джентельменски и верхом не ездил. Саурон вывернулся, сказав, что такая аллегория показывает полное моральное превосходства Босса и его правого дела, над Унголиант и ее левым делом. Третий акт начался спокойно. Оргия валар проходила вяло - в кружки им, памятуя печальный опыт первого акта, налили простой воды. Деревья скромненько стояли в сторонке и особо не рыпались.

Потом идиллия была в прямом смысле этого слова взорвана нашим пиротехником. Со стороны предполагавшихся гор раздался грохот, повалил дым, и под Тулкасом загорелась табуретка. По идее взрыв должен был знаменовать появление Большого Босса, но тот задерживался. Впрочем, внимание зрителей было полностью поглощено акробатическими этюдами Тулкаса, который пытался сбить пламя с вспыхнувших штанов. Он катался по сцене, подпрыгивал на пятой точке, громко вопил, сучил ногами и обхлопывал их ладонями. Остальные валар, кто покатывался со смеху, кто пытался загасить штаны пресным здравуром. Так как Тулкас двигался прытко, то и попасть в него было сложно - скоро все валар в разной степени были мокрыми и грязными. Оргия удалась на славу. Во всей этой кутерьме никто не заметил появления на сцене Большого Босса - но это, наверное, и к лучшему. Взрыв произошел прямо под ним, так что одежда его представляла собой живописные лохмотья. Из ушей валил дым, а к выбитым зубам добавился прикушенный их остатками язык, так что он окончательно онемел и мог только размахивать руками и тихонько подвывать.

Пузу-Унголиант повезло больше, так что он выступал толмачом.

"Я пришел выполнить свой долг!" - возгласил он.

Валар, занятые тушением Тулкаса, не обратили на него никакого внимания. Решив, что это к лучшему, Рищак-Босс решительно подошел к Лаурелину и ткнул в него копьем. Лаурелин завопил от боли, но, получив по башке табуреткой от Пуза, мешком осел на землю. Половина дела была сделана.

Тельперион, видя что сделали с его корешем, нарезался в бега. Рищак, потрясая копьем и воинственно подвывая, ринулся за ним вдогонку. Пузу же по сценарию надо было выпить сок первого дерева, чем он и занялся. Валар прекратили свои разборки и с интересом наблюдали за развитием событий.

Натерпевшемуся за два предыдущих акта Боссу было явно не догнать прыткого Тельпериона, но в дело решительно вступил Уртханг. Последовала серия эффектных взрывов. Валар разметало по всему Валинору. Тельперион упал как подрубленный, но Боссу тоже досталось и он свалился буквально в шаге от цели. Зато Лаурелин наоборот ожил и, рассвирипев, начал дубасить не ожидавшего такой импровизации Пузо-Унголиант.

За взрывами последовали клубы дыма, за несколько секунд полностью затопившие сцену. Впрочем, схлынул дым быстро. Перед зрителями возникла идиллическая картина - валар делали искусственное дыхание Тельпериону, помирившиеся Лаурелин и Унголиант реанимировали Босса. Впрочем, артисты быстро обнаружили, что ясность восстановилась и вернулись к прежней диспозиции - правое дерево рухнуло на землю, валар попрятались, а Босс, опираясь на копье и надсадно кашляя, побрел к древу левому. То, видя его состояние, пошло ему навстречу. Босс слабо махнул в его сторону копьем, Тельперион, громко закричав зачем-то "Горе мне!", упал и на него, тут же набросился Пузо. Настал миг моего выхода.

Уртханг был уже готов, и сцену опять заволокло. Я побрел на нее с сильмариллами, в роли которых выступали чудовищно тяжелые круглые чугунные штуковины. У пиротехника нашего чего-то не заладилось, дым не рассеивался - я вслепую брел сквозь него, очень смутно представляя направление на Босса. И, естественно, промахнулся. Когда дым рассеялся, зрители узрели меня - руку Илюватора, пытающегося всучить сильмариллы Манве. Тот испуганно отбрыкивался. Оконфузившись, я быстренько сориентировался в поредевшей атмосфере и направился к Боссу. Тот протянул руки, и я положил в них чугунные самоцветы. Ослабевший от валинорских приключений Рищак не смог их удержать и уронил. Один на мою ногу, два других - на свои. Финал действительно получился запоминающимся. По сцене, держась за ногу и громко крича, прыгала рука Илюватора. Большой Босс лежал на спине, болтая в воздухе ногами и нечленораздельно ругаясь. Унголиант пыталась оказать ему первую помощь. Валар откровенно ржали, а срубленные деревья тихонько отпихивались от покатившихся в их сторону сильмариллов. В довершение всего начался фейерверк, и эта картина окрасилась в зеленый цвет - другого, к сожалению, Уртханг подобрать не смог. После нашего спектакля настроение Большого Босса улучшилось до того, что все актеры были отправлены на Дориатский фронт, а Саурон был назначен комендантом Тол- Ин-Гаурот. Пьес он больше не писал.

Просмотров: 156 | Добавил: jumor | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Календарь новостей
«  Ноябрь 2008  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2018 Конструктор сайтов - uCoz